Агапов Иван Федорович

Весной 1941 до начала войны мой прадед был на сборах в Гороховецких лагерях, жили в палатках. Он написал домой, что холодно. Жена связала ему носки и повезла мужу, даже, как следует, не зная дороги. Через полгода началась война, прадед ушел на фронт. 

Летом 1941 года при обороне Смоленска  наши войска были разбиты. Разбежались все в разные стороны, 6 человек остались на краю поля, на лесной опушке. Они собрались перекусить, у кого что было. Прадед решил посушить носки. Встал во весь рост, стал вешать их  на ветку и, вдруг, увидел цепочку немецких солдат идущих по пшеничному полю. Старшим в их группе был лейтенант, мой прадед ему сказал, что - немцы. На что лейтенант приказал поделиться по два человека и уходить в разные стороны, и кому как повезет.  Прадед оказался в паре с лейтенантом. Они пошли в лес. Вскоре зашли в болото, что их и спасло. Немцы шли с собаками и в болото не сунулись. Лай собак был хорошо слышен. Двое суток солдаты скитались. На третьи сутки вышли к какой-то деревне. Сама деревня была на пригорке, а внизу протекала речка и стояли бани. Лейтенант остался в засаде, а моего прадеда послал проверить, кто находится в бане. Когда тот зашел в баню, то увидел пожилую женщину с тремя маленькими детьми. Она сказала, что в деревне – немцы, ее саму выгнали из дома и теперь они живут здесь. Предложила ему буханку хлеба, но дед взял только половину, хотя есть очень хотелось.  Вернулся к лейтенанту и опять пошли болотом в сторону своих. Через сутки вышли к советским войскам. Прадеда поставили сразу в строй, а лейтенанта забрал Особый отдел на проверку. Больше они не встречались.  Перед строем зачитали приказ Сталина о том, что Смоленск был и всегда будет нашим. После чего пошли в атаку и освободили город.

Летом 1942 г. группу, в которую входил мой прадед, послали за линию фронта с целью добыть «языка». Желательно немецкого офицера, который мог бы сообщить расположение своих войск советскому командованию. Темной ночью они переползли через нейтральные полосы вражеского ограждения, и ушли в тыл врага. Они вышли к речке, был знойный день. Залегли в засаде, услышав шум мотоциклов. Это ехали офицер с двумя солдатами на купание. Советские солдаты дождались, когда офицер залезет в воду. Перебили его охрану и связали его в воде,  в рот воткнули кляп. Перетащили его обратно через линию фронта. На нейтральной полосе между двумя колючими проволоками (немец был очень тяжелый) у него изо рта выпал кляп и он начал кричать. Немцы начали стрелять, двоих человек убило, но остальные добрались. За что получили благодарность, так как пленный немецкий офицер располагал ценными сведениями.У прадеда былодва ранения. Первое считалось легким. Он шел в атаку, пуля прошла через шею. Настолько удачно, что не задела ни сонной артерии, ни гортани. Потом пришлось восстанавливать речь.

А второе - в конце 1943 год - он находился в траншее и рядом разорвался немецкий снаряд. Осколками этого снаряда прадеду отрезало большой палец правой руки,  которая лежала на винтовке, другой осколок попал под лопатку, с которым он прожил всю оставшуюся жизнь. После госпиталя его комиссовали. На фронт не отправили, а отправили в Дагестан г. Махачкала восстанавливать нефтяные промыслы, которые были разрушены немцами. Домой он вернулся в 1946 г.

Перед строем был зачитан приказ о награждении ряда бойцов орденом отечественной войны 1 степени, в котором прозвучала фамилия Агапов. Но награду прадед получить не смог, так как вскоре был ранен и попал в госпиталь. Спустя много лет после войны награда его нашла, был вызван в военкомат, его сообщили, что найдены документы и вручили ему орден.

 

Рассказал Зубов Никита 3 «А» класс